pan_terra28 (pan_terra28) wrote,
pan_terra28
pan_terra28

Categories:
Если кто ещё не знает. Феликс Кулаков - лучший писатель современности. Вот так. 
ЭТо только отрывок,  всё гораздо интереснее.

Поехали. Пока все чинно-благородно и разговоры только самого лирического содержания: о сантехнике и о погоде. Заходим. выясняется, что в хозяйстве одинокой женщины инструментов нет вообще никаких. Отсутствует даже молоток. Прости, говорю, мать, но голыми руками я смесители менять не умею, я профессионал и мне нужны условия. Лена легко забрасывает смеситель на антресоль и заявляет без малейшего сожаления:
— Да и хрен с ним! Давай тогда хряпнем за встречу.

Заметка на полях. Повторяю, с подозрением отношусь к женщинам, которые не пьют. Опять же, это мое личное мнение.

Лена выставляет бутылку красного, два хрустальных фужера на тонких ножках и коробку конфет с невыразимо пошлым названием «Романтическая встреча». От фужера я, правда, отказался. Попросил что попроще. Расколочу, говорю, непременно расколочу. Попроще так попроще. Получил стакан.

— Располагайся, — говорит мне Лена, — а я пойду переоденусь.

Сижу, располагаюсь. Вокруг милый быт: кошечки какие-то в рамочках, салфеточки, цветочки в вазочке, маленькие кофейные чашечки. Ни пивных тебе бутылок, ни капитанских пол-литровых кружек, ни поношенных носков сорок пятого размера, завалившихся за батарею центрального отопления. Нормально, думаю, Георгий! И совершенно расслабляю котовского.

Тут как раз возвращается Лена. В таком виде, что даже у меня, человека славного своим фантастическим тугодумием, отпадают последние сомнения насчет того, чем дело закончится. То есть, я постепенно догадываюсь, что дело скорее всего закончится хорошенькой ебл… нет, не так… дрюч… нет, опять не то... Ну в общем понятно, да? Такая на одинокой женщине,
понимаешь, э… футболочка надета, что… Э-э-э… Очень выгодно подчеркивает сиськи. Если бы вещи умели говорить, то эта конкретная вещь говорила бы одно: «Возьми же меня, тигер! Какого пса тебе еще надо?!».

Радостное волнение и идиотический предстартовый мандраж охватывают докладчика.
Докладчик мелко дрожит, визгливо поскуливает и яростно машет коротким своим хвостиком. В переносном смысле, разумеется.

Сидим на кухне, «пьем "боржом"». Чисто Бобик в гостях у Барбоса. Свечи, в открытое настежь окно дует легкий ветерок, томные взгляды, то-сё… Я прекрасен. Действительно прекрасен, хотя и не люблю себя хвалить. Исполняю такие номера — отжиг, ад и карнавал. Эта Лена буквально по полу катается.

Все закончилось внезапно.

Хуяк, звонок в дверь…

— Ой, это, наверное, Наташка, — говорит Лена беззаботно.
— Мэ-э-э…? — произношу я этакую фонетическую неопределенность. В смысле, какая такая Наташка?
— Да подружка моя!
— А…

Подружка мне тут, конечно, в хер не уперлась, но делать нечего. Лена идет открывать. Слышу, что-то тут, братцы мои, не то… Голос какой-то… Я бы сказал, явно не Наташкин. Низковат по тембру и вообще... Потом тяжелые шаги по коридору: бум-бум-бум… Александр Сергеевич Пушкин, «Маленькие трагедии, "Каменный гость"», издательство «Художественная литература»,
1976 г. Сижу такой, притаился.

Дверь на кухню открывается.
И тут я со светлой грустью осознаю, что никакая это, братцы мои, не Наташка. Если только в Наташке не два метра роста, если ее мускулистую морду не покрывает трехдневная небритость, и если бицепс у той Наташки не с мое бедро (а у меня бедро настоящего футболиста, то есть как у хорошего бройлера) — то это, пожалуй, не она. По-моему, это мужик. Определенно. Причем самого героического телосложения и свирепого вида. Такие вот парни носили в первобытные пещеры пресловутых мамонтов.

Образ или, как сейчас сказали бы, лук добытчика мамонтов органично дополняли просторные спортштаны, кроссовки «адидас» на пентакрине и «рыжая» цепь, на которую вполне можно было кобеля к будке пристегивать. Элегантная майка-капелька с вышивкой BOSS еле прикрывала ужасные бугры каких-то мышц. Бугры были даже в таких неожиданных местах, о которых я и предположить ничего подобного не мог. Идеальный типаж «браток в повседневном».

В одной руке идеальный типаж держал гигантскую скирду тропических орхидей и два пузыря легендарного игристого пойла
«Спуманте», а в другой его руке с легкостью уместились торт «Киевский» в оригинальной коробке и пригоршня апельсинов. Причем именно пригоршня, это отнюдь не фигура речи, а действительно штук пять или шесть крупных цитрусовых. Какое-то время он вопросительно и удивленно оглядывал меня, стаканы, бутылку красного, раскрытую коробку конфет «Романтическая (ёптвоюмать! – прим. автора) встреча», свечи…

По мере осознания всех смыслов и подтекстов этой картины, мужественное лицо таинственного незнакомца претерпевало метаморфозы. На надо было быть слишком физиономистом, чтобы догадаться: увиденное не оставило его равнодушным.
Скорее, оно тронуло его до глубины души. И даже, пожалуй, взволновало.

Мужик аккуратно поставил торт на стол. В попытке разрядить ситуацию я застенчиво промямлил: «Здрас-с-сь…те», однако он оставил мою учтивость без внимания. Да… Лучше бы я действительно менял кран — по крайней мере, у меня сейчас в руках был бы железный разводной ключ. Хотя что такое какой-то там ключ против этого терминатора! Такой же аргумент, как против слона рогатка. Он, небось, тот ключ пополам перекусит и не заметит.

«Это муж! Американский футболист! Американский бобслеист! С гостинцами! Мириться пришел. Сука!!! Них-х-х-хера себе,
пилорама…», — хаотично проносилось в голове.

Возможно, это были бы последние мысли в моей короткой на тот момент жизни. Мужчина, в котором я со свойственной мне проницательностью заподозрил мужа, вдруг и безо всяких предисловий бросился в атаку. Так бросается бультерьер: без
рыков, без пустой брехни, не глядя в глаза. На пол с глухим перестуком посыпались апельсины, шелестнули заваленным сибирским кедром орхидеи, тоскливо звякнули бутылки, раздался протяжный женский визг. Ноги мои сами собой печально подкосились.

Уже в следующее мгновение я был мягко приподнят в воздух, аккуратно перенесен над столом, потом через всю кухню и почти что выкинут в окно. В глазах мелькнули сначала потолок, потом люстра, занавески, оконная рама, а потом я сразу увидел
темно-синее ночное небо. В зобу дыханье немножко сперло от такого чкаловского перелета, чего уж там мордой крутить.

Я висел вниз головой над пропастью двенадцатого или даже тринадцатого этажа, вцепившись кончиками пальцев в подоконник, и имел удовольствие любоваться лишь куском панельной стены да крупными августовскими звездами. Звезды бешено прыгали и скакали, оставляя за собой дрожащие световые хвосты. Иногда где-то далеко-далеко внизу я видел освещенную желтыми фонарями улицу с маленькими, словно игрушечными машинками. Все было прекрасно, только вверх ногами.

Собственно, я по сей день жив только потому, что этот Отелло одновременно пыталась меня еще и придушить! Двойственность желаний гражданина мавра невольно сыграла в мою пользу. В таких делах, ребята, долго раздумывать вредно: тут или
души или бросай. В таких делах лучшее — враг хорошего.

А вообще, это был, конечно, пиздец весьма близкий к критическому. В такое глупое и отчаянное положение я не попадал еще никогда. Даже тогда, когда пьяная скотина, полковник авиации в отставке, изъявил оригинальное желание пристрелить меня из нарезного карабина СКС. В тот раз хоть отечественная техника в самый ответственный момент подвела душегубца — патрон
заклинило, здесь никакой осечки не предвиделось…

Из мешанины криков, звуков и хрюков можно было различить только обрывки фраз и угрожающие междометия исключительно неприличного содержания:
…Леша!!! Господи!!! Не надо!!!
…Коромыслов!!! Р-р-р-р!!!
…Это не Коромыслов, Леша!
…Сука!!! Убью! Бля! Убью!
…Леша! Тебя посадят!
…Кор-р-ромыслов!!! Ну что, потрахался, сука?!!! Убью!!!

«Потрахался»?! «Коромыслов»?! Позвольте, тут же явно какое-то недоразумение! Меня принимают за другого! Это давало призрачные шансы на спасение.

— Аллёй, гараж! — хриплю я, — Я не Коромыслов! Я совсем даже наоборот!

С сожалением констатирую, что словам моим не придают особого значения. На меня вообще не обращается никакого внимания, словно я неодушевленный предмет и пугало огородное. На бис, как будто кто-то не успел запомнить ее с первого раза, была исполнена все та же хорошая, задушевная песня: «Убью! Коромыслов! Потрахался! Бля!». Я потом часто думал: что же это за
фрукт такой замечательный, этот Коромыслов? Наверняка, чрезвычайно одаренная личность.


Subscribe

  • Про космос

    Нашла в тележке хорошую рецензию на новый фильм с Пересильд ​«Короче, главное теперь — не допустить избрания Пересильд в Госдуму, чтобы она в 80 лет…

  • Аналогов нет

    Кстати, а вот кто то же сочиняет дедушке речи, которые он потом озвучивает? Вот кто все эти люди? У них три класса образования? Или егэ на двойку…

  • Героическая борьба за стул

    "Гора родила мышь" Если мои подписчки помнят, я одно время анонсировала крестовый поход на школьную администрацию. Вопросов было много, повторять не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments